Андрій ПОРТНОВ

політик

офіційний сайт

Меню Закрити

Евроинтеграция наткнулась на личное

Преступления против человечности, геноцид, военные и другие преступления – вот основной список компетенции Международного уголовного суда в Гааге, деятельность которого предусмотрена Римским Уставом.

Несколько дней назад Блок Петра Порошенко, устами лидера собственной парламентской фракции в эфире телеканала ‪#‎ICTV заявил, что парламент не должен спешить с вопросом признания Украиной юрисдикции Международного уголовного суда в Гааге.

http://qps.ru/cjkpw

Аналогичные заявления в эти же дни синхронно сделали и чиновники ‪#‎СНБО.

Следует отметить, что когда-то международную уголовную юстицию не спешил признавать и бывший руководитель Югославии Слободан Милошевич.

http://qps.ru/cjkpw

В то же время этот сигнал украинских властей не только кардинально отличается от их собственной предвыборной риторики, но и коалиционного соглашения начальствующих парламентских фракций.

Обязательства о Международном уголовном суде звучали также и в публичных избирательных тезисах абсолютно всех партий Майдана.

Но ключевое в другом. Имплементация норм Римского устава требуется Соглашением об Ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, ратифицированным 16 сентября 2014.

Именно тем соглашением об Ассоциации, которое торжественно и синхронно с Европарламентом ратифицировалось украинским законодательным органом в прямом телевизионном эфире и которое ранее было использовано, как повод для февральского вооруженного переворота 2014 года.

Иными словами, власть остановила реализацию ключевого обязательства Соглашения об Ассоциации с ‪#‎ЕС с какой-то более важной мотивацией, чем исполнение этого важного международного документа.

Я же считаю, что секрет кроется именно в юрисдикции и компетенции Международного уголовного суда. Уверен, что высшие должностные лица Украины боятся через какое-то время получить в международном суде обвинения в особо тяжких преступлениях.

Следует отметить, что ключевые лица, которые могут попасть под юрисдикцию этого суда, в случае обвинения в таких преступлениях – это Верховный главнокомандующий и должностные лица президентской администрации. Эти люди уже окончательно прошли точку невозврата.

Думаю, что сегодня, находясь на контролируемом украинской властью политическом ландшафте, руководители государства считают, что им пока не грозит правосудие за совершенные преступления, так как они еще временно контролируют правоохранительную систему.

Но появление международной судебной юрисдикции не сможет обеспечить защиту от тяжких обвинений, на какой бы должности не находились сегодня ключевые украинские правители.

Из всей этой истории я делаю только один вывод – власть осознала приближающийся конец правления и предстоящую ответственность за деяния, предусмотренные компетенцией Международного уголовного суда. Я другой логики отказа от имплементации ключевого элемента Соглашения об Ассоциации не вижу.

И думаю, это лишь вопрос времени, когда первым руководителям государства будет уже некуда эмигрировать.

 

Обозреватель, 30 января 2015 года

Кому на Руси жить хорошо

Ответ на этот вопрос можно найти сегодня в каждом московском магазине.

Могу смело констатировать, что жить на Руси хорошо мне и Президенту Украины.

Мне хорошо, потому что я могу материально помогать главе украинского государства, инвестируя ранее украденную у себя же университетскую зарплату в процветающий в России кондитерский бизнес Президента Украины.

А Президенту Украины на Руси жить хорошо, потому что полки российских магазинов ломятся от продукции принадлежащей Петру Алексеевичу компании ROSHEN.

В магазинах на Лубянке, возле Администрации Президента России и Государственной Думы ассортимент и количество продукции ROSHEN не уступает другим известным маркам.

Я также не исключаю, что есть прямая причинно-следственная связь между употреблением некоторыми российскими политиками конфет компании ROSHEN и проблемами в российско-украинских отношениях.

P.S. Я ни на что не намекаю. Просто в розыске очень сильно кушать хочется.

 

https://www.facebook.com/andrey.portnov.ua/posts/1530084583909848

Время в розыске будет потрачено эффективно

Киевский ‪#‎Институт правовых реформ, который я имею честь возглавлять, создал профессиональную экспертную группу и начинает долгосрочную общественную инициативу, целью которой является изучение следующих вопросов:

  1. Кто из действующих руководителей украинского государства, участников февральского 2014 года государственного переворота, политиков партии‪ #‎Майдан‘а, народных депутатов правящей коалиции, членов украинского правительства и действующих украинских чиновников имеет бизнес в России.
  2. Каковы объемы прямых и портфельных инвестиций Президента Украины Петра ‪#‎Порошенко и других чиновников за последний год в активы в Российской Федерации;
  3. Какие российские активы имеют правящие украинские функционеры, афилированные с ними лица, люди из их ближайшего окружения и оффшорные компании, конечными бенефициарами которых являются близкие к украинской власти лица;
  4. Какие льготы и преференции имеют компании украинских чиновников в России;
  1. Сколько налогов в российский бюджет платят компании руководителей украинского государства;
  2. Какой удельный вес средств, уплаченных предприятиями украинских руководителей в российский бюджет, идет на финансирование российской обороны и правоохранительной системы;
  3. Какие российско-украинские контракты за последний год принесли доходы компаниям, близким к высшим должностным лицам Украины.

К независимому расследованию приглашаются эксперты, журналисты, экономисты, юристы, общественные деятели и другие специалисты, обладающие соответствующими профессиональными навыками.

 

https://www.facebook.com/andrey.portnov.ua/posts/1530795583838748

Обозреватель, 29 января 2015 года

Преступления 2014 года не раскрываются, потому что действующей власти нужно будет привлекать к ответственности членов собственной команды

Министерство внутренних дел Украины через год после трагических событий официально сообщило, что активисты ‪#‎Майдан‬’а Сергей Нигоян и Михаил Жизневский были убиты неизвестными с целью эскалации конфликта на Майдане.

http://www.segodnya.ua/

Не скрою, я удивлен, что ‪#‎МВД‬ сделало это невыгодное для действующей власти заявление, отбросив уже привычную политизацию этой трагедии.
Это именно та версия, на которой я настаивал на совместных переговорах с лидерами оппозиции в январе 2014 года.
Именно из-за такой постановки я вошел в жесткий и непримиримый конфликт на тот момент с членом этой переговорной группы Виталием ‪#‎Кличко‬, которого правоохранительные органы так и не смогли допросить по фактам этих событий из-за его отказа.
Я настаиваю, что именно в отношении его людей правоохранительные органы Украины имели достаточные оперативно-технические данные и улики о причастности к этим преступлениям.
Думаю, что появление такой версии со стороны МВД даже через год поможет восстановить истину оперативным и следственным путем. Главное, что власть впервые перестала однозначно утверждать, что эти убийства совершили их предшественники.
Я убежден, что сегодня это и многие другие преступления 2014 года не раскрываются по одной причине. Действующей власти нужно будет привлекать к ответственности членов собственной команды.
И уверен, что личную ответственность за организацию сокрытия этих преступлений несет действующий Генеральный прокурор Украины.
Но придет время, когда другой Генеральный прокурор Украины восстановит почасовую хронологию тех трагических событий, а этот прокурор сядет на скамью подсудимых.
P.S. Три дня назад я обратился к ‪#‎ГПУ‬ с предложением допросить меня по интересующим следствие вопросам, включая события на Майдане.
Здесь ходатайство: http://portnov.com.ua/wp-content/uploads/2015/01/klopot_dopyt.pdf
Ответа пока нет. Напоминаю органам прокуратуры, что в ‪#‎УПК‬ давно существует процедура видеоконференций, которая была уже тысячи раз применена в Украине. Бывают и другие возможности, описанные в моем ходатайстве.

Обозреватель, 26 января 2015 года

Letter from Mr. Portnov to the Council of the EU concerning restrictive measures (sanctions) against me imposed by the Decision 2014/119/PESC

Dear All,

My name is Andrey Portnov (№ 5 in the EU’s sanctions list). I served as the Deputy Head of the Presidential Administration of Ukraine from 2010 to 2014 and headed the working groups on reforming the criminal justice system, powers of prosecutor, advocacy and judicial system (please see the link below http://portnov.com.ua/?page_id=9).

The Council imposed restrictive measures (sanctions) against me by its Decision 2014/119/PESC for allegedly embezzlement of state funds and illegal transfer outside Ukraine.

Taking into account lack of legal grounds for sanctions implementation against me, I appealed to the General Court of the European Union. I hope to get favorable judgment and restore my violated rights.

I would like to draw Your attention to the fact that such restrictive measures did not result in assets freeze which, according to the Prosecutor General’s Office, were accumulated by me from allegedly misappropriated state funds. I strongly insist that I have never conducted any actions connected with embezzlement, misappropriation of state funds or conversion of property by malversation. My decision to contest restrictive measures represents my principled stands to restore my reputation.

I insist that the abovementioned restrictive measures were imposed against me only for giving lecture courses in the universities. Ukrainian prosecution authorities have to the full extent misrepresented all the information on me, filed to the EU starting from March 2014.

Particularly, the Prosecutor General’s Office has informed the High Representative of the Union for Foreign Affairs and Security Policy Mrs. Catherine Ashton on pre-trial investigation against me connected with “abusing the official powers while holding the office of the Deputy Head of the Presidential Administration of Ukraine to obtain employment as the Head of the Constitutional Law Department of Kyiv Taras Shevchenko National University and to misappropriate funds by collecting salary on this position without actually doing any work as well as to become a member of the supreme Council of Justice under the quota of the Congress of representatives of legal universities and scientific institutions”  (please see the link below http://portnov.com.ua/wp-content/uploads/2014/11/list080714.pdf).

It is worth mentioning that in spite of such accusations against me the Prosecutor General’s Office has not even notified me on suspicion within 10 months.

I would like to underline the fact that the abovementioned information is not consistent with the reality. I could not abuse official powers while holding the office of the Deputy Head of the Presidential Administration of Ukraine to obtain employment as the Head of the Constitutional Law Department of Kyiv Taras Shevchenko National University or to be elected as a member of the Supreme Council of Justice, because I was appointed as the Deputy Head of the Presidential Administration after my employment in the University and election in the Council of Justice.

I’m writing this letter to turn Your attention to a politically intended criminal prosecution by the Ukrainian police authorities by falsification of criminal case files and spreading false accusations against me.

More than 10 months from the beginning of investigation have passed. The Prosecutor General’s Office notified me on suspicion in the criminal proceedings N 42014100000000209 under art. 191 sect. 3 of the Criminal Code of Ukraine (repeated misappropriation of somebody else’s property by malverisation) only 29 December 2014 (please see the link below http://portnov.com.ua/wpcontent/uploads/2014/11/pidozr.pdf).

It is obvious that in the notice of suspicion unlike the letter to Mrs. Ashton the Prosecutor General’s Office did not mention accusations, connected with abuse of official powers while holding the office of the Deputy Head of the Presidential Administration of Ukraine to become a member of the supreme Council of Justice under the quota of the Congress of representatives of legal universities and scientific institutions, due to their inconsistency.

Besides, in the prosecution’s opinion, I allegedly committed several crimes. According to the Prosecutor General’s Office, after my employment in the Presidential Administration from 02.04.2010 to 20.02.2014 I knew that subject to Guidelines of the Minis try of Labor of 1993, on the terms of secondary employment I couldn’t hold an office connected with organizational/ management responsibilities (interim head of department), as well as hourly paid pedagogic duties if the labor extent exceeds 240 hours per year. Moreover, the Prosecutor General’s Office pointed that I intentionally placed pressure upon officials in the universities to retain my position in the University and to strengthen my credibility as an academic. According to the Prosecutor General’s Office:
1. I worked as professor and interim head of constitutional law department of Kyiv Taras Shevchenko National University 1 755,2 hours on terms of secondary employment. I caused a loss by receiving salary in the amount of UAH 94 577,07 and disposing it on my own needs. Such my actions resulted in a loss which I inflicted to the University in the amount pointed above.
2. I worked as professor in international relations department of Kyiv Vadim Get’man National Economic University within 997 days on terms of secondary employment. I caused a loss by receiving salary in the amount of UAH 43 061,95 and disposing it on my own needs. Such my actions resulted in a loss which I inflicted to the University in the amount pointed above.

According to the position of prosecution I allegedly misappropriated my salary in the total amount of 137 639,02 (approximately 6 000 euro for 4 years).

I would like to point out that the circumstances, on which the persecution refers to, are totally false.

Thus, the Prosecutor General’s Office claims that I’m not entitled to be engaged in teaching paid by hour, if the labor extent exceeds 240 hours per year. Such statements of the Prosecutor General’s Office are not based on rules of law and totally contradict the Ukrainian legislation. Subject to subsection 1of the section 1 of the Article 7 of “On Principles of Preventing and Counteracting Corruption the Law of Ukraine” it is forbidden for officials “to be engaged in other paid or entrepreneurial activities (apart from teaching, scientific, and creative activities, medical practice, and sports coaching and referee practices), if not otherwise stipulated by the Constitution or laws of Ukraine”. As a matter of fact, the Law allows teaching activity for officials.

My salary, which I have allegedly misappropriated in the Kyiv Taras Shevchenko National University, was accrued on credit card. I did not use the amount of money that has been accrued, because I left that card and the money in the law department for its needs.

Moreover, according to the statement of the bank, the staff members of the department conducted only one operation in the total amount of 40 euro, the rest of money that was misappropriated by me and transferred outside Ukraine still remains in the bank account (please see the link below http://portnov.com.ua/wp-content/uploads/2014/11/printer_12.jpg).

It is important to point out that the notice on suspicion was based only on the violation of labor law. Due to this fact, Ukrainian Labor Inspection Service (special state service) conducted revision in the Kyiv Taras Shevchenko National University (please see the link below http://portnov.com.ua/wp-content/uploads/2014/07/2-письмо.jpg). Upon completion of this revision the Labor Inspection Service did not detect any violations conducted by any staff members of the University (including me). The result of such revision demolishes any arguments of the Prosecutor General’s Office concerning labor law violation.

I could not place any pressure on universities administrations, as my position in the Presidential Administration of Ukraine was related only with legal system reform and was not connected with educational and science issues.

Moreover, my powers and authorities did not involve giving instructions to administrations of universities, staff members, other officials, except for my subordinates in the Presidential Administration.

The prosecution did not determine objective aspect of crimes allegedly committed by me and did not mention place, time and way of committed crimes, and did not specify the list of persons subject to my pressure. These facts prove lack of any pressure from my side. In the notice of suspicion the prosecution mentioned an abstract term “administration of the universities” without any specification. That means that the prosecution could not identify any persons that have been allegedly under pressure, and brought unexamined charges against me.

I want to draw Your attention to the fact that the circumstances mentioned in the notice of suspicion could not be even qualified as “misappropriation of somebody else’s property by malverisation” or as any other crime subject to the Criminal Code of Ukraine, because the latter does not specify any liability for breach of secondary employment provisions, or for “misappropriation” of somebody’s own salary accrued for completed job. From my point of view such accusations are quite nonsensical.

According to art. 191 of the Criminal Code of Ukraine misappropriation of somebody else’s property by malverisation represents property crime and involves specific intent, interested motives and mercenary purpose. In the notice of suspicion the investigator mentioned that this crime was committed by me with a purpose “to retain my position in the University to strengthen my credibility as an academic”, that statement totally contradicts the art. 191 of the Criminal Code of Ukraine and proves lack of essential component elements of a crime.

Subject to case law concerning the art. 191 of the Criminal Code of Ukraine “misappropriation of somebody else’s property by malverisation” means that the person abuses powers and authorities and uses organizational/ management responsibilities contrary to the interest of the official to illegally and gratuitous reverse of the property for personal gain. It is important to mention that the person misappropriates the property under his/hers management within given powers and authorities.

As was describes above my powers and authorities were not connected with staff members, salary and educational institutions, where I have worked. I may say that in my case there are no component elements of a crime described in the art. 191 of the Criminal Code.

I would like to add that I currently head the Law Reforms Institute and conduct an oppositional activity. I oppose to actual Ukrainian authorities in regard to constitutional and judicial reforms, reforms of the police authorities and other issues.

I suppose that current Ukrainian authorities may not positively assess my criticism. Such negative position of the authorities resulted in political struggle against me in the form of illegal prosecution.

Political struggle against me in the form of illegal prosecution may be proved by the fact that Ukrainian police authorities revised all legal firms where I have worked for the last 14 years (please see the link below http://portnov.com.ua/wp-content/uploads/2014/11/list290714.pdf) as well as my salary in the Securities Commission, where I previously have worked, for the last 17 years (please see the link below http://link.ac/4JYo8).

It is obvious that such intensive attention towards my labor activity for last decades may evidence that the police authorities are intended to impose liability on me, and use criminal prosecution as an instrument of pressure towards political opponent.

The abovementioned detailed inspection of my labor activity conducted by police authorities resulted in absurd criminal proceedings on allegedly misappropriation of my salary. Besides, Ukrainian police authorities did not notify me on other crime suspicions.

I would like to draw Your attention that I sued the Prosecutor General’s Office in Ukrainian courts as a legal remedy. Ukrainian courts delivered 11 judgments in my favor (7 decisions in first instance, 4 in courts of appeal) (please see the link below http://portnov.com.ua/?page_id=432).

These court decisions demolish all accusations brought against me by the Prosecutor General’s Office. Inter alia, Ukrainian courts revealed falsification of facts presented by the Prosecutor General’s Office against me and engaged Prosecutor General’s Office to inform the EU on such falsifications. However Prosecutor General’s Office totally ignores decisions of the Ukrainian courts and avoids obligations.

Would You be so kind as to take into account the information contained herein when considering restrictive measures renewal.

Let me express my deep respect and thank You for Your attention to this letter.
Sincerely Yours,
Andrey Portnov.

Портнов выиграл у Генеральной прокуратуры 11-й суд

Сегодня 20 января Апелляционный суд г. Киева оставил в силе решение Печерского районного суда, который удовлетворил очередной иск руководителя Института правовых реформ экс-первого заместителя главы администрации Президента Украины Андрея Портнова к Генеральной прокуратуре Украины, об этом сообщил адвокат Портнова Станислав Никитин. Адвокат сообщил, что решением суда установлено, что Генеральная прокуратура Украины направила в Совет ЕС недостоверную информацию о противоправной деятельности Портнова и якобы хищении государственных средств. Суд в очередной раз обязал Генеральную прокуратуру Украины сообщить в ЕС, что письма ГПУ в адрес ЕС, на основании которых в отношении Портнова применены международные санкции были незаконными. И напомнил, что сегодня прокуратура проиграла Портнову одиннадцатый раз.Сам же Андрей Портнов заявил, что вступило в силу очередное решение суда против Генеральной прокуратуры, ни одно из которых не выполнено. Портнов предположил, что органы прокуратуры фальсифицируют против него уголовные дела, так как считают, что снятие с него санкций ЕС на основании доказанных фактов подачи украинской властью недостоверной информации может привести к дальнейшему международному судебному разбирательству.Портнов выразил убеждение, что добьется полной победы над своими оппонентами в украинских и международных судебных инстанциях.

Как известно единственное обвинение Генеральной прокуратуры Украины в адрес Портнова – это чтение лекций в Киевском Национальном университете имени Шевченко более 240 часов в год, что противоречит инструкции министерства труда от 1993 года.

Українські новини, 20 січня 2015 року

 

Читання лекцій в КНУ ім. Тараса Шевченка

Радник Президента-керівник Головного управління Адміністрації Президента з питань судоустрою Андрій Портнов узяв участь у науковому семінарі “Проблеми реформування кримінально-процесуального законодавства України в контексті європейських стандартів” і виступив перед студентам юридичного факультету КНУ імені Тараса Шевченка з мовою, чого чекати від нового Кримінально-процесуального кодексу.
IMG_1520
IMG_1521
IMG_1522
ФОТО: Юрія Тивончука/ПРЕС-ЦЕНТР КНУ

Куйбіда: судова реформа від Президента на 90% повторює закон Портнова

Запропонований Президентом законопроект №1656 за своїм змістом – це не нова редакція закону «Про судоустрій і статус суддів», а окремі зміни до нього… Хоч подається це все як нова редакція. Змін, які б відрізняли чинний Закон від нового, не більш ніж 10%.

Про це в інтерв’ю газеті «Закон і Бізнес» розповів заступник голови правління ГО «Центр політико-правових реформ», експерт ГІ «Реанімаційний пакет реформ» Роман Куйбіда, коментуючи позицію окремих експертів, що президентський проект Закону №1656 «Про забезпечення права на справедливий суд» — це погіршений варіант реформи Андрія Портнова (нагадаємо, чинний Закон було ухвалено у 2010 році, а його проект готувався юридичною командою екс-першого заступника глави Адміністрації Президента).

«Дійсно, за змістом це не нова редакція закону «Про судоустрій і статус суддів», а окремі зміни до нього, хоч подається це все як нова редакція», – зауважив він, пояснивши таке оформлення судової реформи технічними моментами: «У такий спосіб, можливо, полегшується саме технічний бік: проект про внесення змін сприймається важче, ніж цілісний закон».

«Та, відверто кажучи, змін, які б відрізняли чинний акт від нового, не більш ніж 10%», – додав Р.Куйбіда.

«Утім, принципові моменти, які вносяться проектом №1656, існують, – переконаний експерт. -І стосуються вони конкурсу на зайняття всіх суддівських посад. Наразі процедур, що забезпечували б кар’єру судді, немає. Також вносяться важливі зміни до дисциплінарних процедур. Тому сказати, що проект є погіршеним варіантом реформи А.Портнова, не можна».

Разом з тим, Р.Куйбіда звертає увагу на збільшення важелів впливу Президента на суддів: «На жаль, законопроект №1656 залишає значні важелі впливу на суддів за політичними органами, передусім, за Президентом – право ліквідовувати суди, приводити суддів до присяги, переводити їх до інших судів тощо. Нагадаю, що згідно з позицією Конституційного Суду, і Президент, і Верховна Рада не можуть робити більше, ніж це передбачає Конституція, і закон не може розширювати їхні конституційні повноваження».

«Такий підхід не вирішує головної проблеми – залежності суддів від Адміністрації Президента», – переконаний він.

Повністю інтерв’ю Р.Куйбіди читайте у найближчому номері газети «Закон і Бізнес».

 

Закон и Бизнес, 14 января 2015 года

Эксперт: президентская судебная реформа полностью списана у Портнова (документ)

Адвокат Марина Паринова заявила, что президентская судебная реформа списана с закона Андрея Портнова. Об этом она написала в своем Facebook.

По словам Париновой, новая редакция закона о судоустройстве из принятого сегодня в первом чтении законопроекта №1656 “Об обеспечении права на справедливый суд” во многом повторяет ныне действующий закон, принятый в 2010 году. Логика и структура старого закона полностью сохранены.

“Согласно выводам экспертов в области интеллектуальной собственности 92,3% названий глав, разделов и статей скопированы из старого закона. Впрочем, внимательный читатель без труда обнаружит, что принятое сегодня – старый закон с некоторыми новыми, иногда спорными нормами”, – отметила адвокат.

Документ “Витяг з висновку спеціаліста №130/15-НМ від 12 січня 2015 року

111

“Українські новини” 14 января 2015 года

Лист Спеціальному представнику Генерального секретаря Ради Європи (СПГС) в Україні Крістосу Джакомопулосу

Детальніше

Лист Спеціальному представнику Генерального секретаря Ради Європи (СПГС) в Україні Крістосу Джакомопулосу (російська мова)

Детальніше

Портнов в десятый раз выиграл суд у Генеральной прокуратуры

Сегодня 13 января Печерский районный суд г. Киева удовлетворил очередной иск руководителя Института правовых реформ экс-первого заместителя главы администрации Президента Украины Андрея Портнова к Генеральной прокуратуре Украины, об этом сообщил адвокат Портнова Станислав Никитин.Адвокат сообщил, что суд в очередной раз признал действия прокуратуры противоправными, а обвинения незаконными. Суд также обязал Генеральную прокуратуру Украины проинформировать Европейский союз о том, что органы прокуратуры в 2014 году распространяли о Портнове недостоверную информацию.Также суд признал недостоверной информацию ГПУ о противоправных действиях Портнова и использование своей работы в Администрации Президента Украины, Высшем совете юстиции и Киевском Национальном университете им. Т.Шевченко в незаконных целях.

Станислав Никитин также напомнил, что это десятое из десяти решений суда, выигранное Портновым у Генеральной прокуратуры Украины, три из которых являются решениями апелляционных судов.

Адвокат также заявил, что все решения судов размещены на личном сайте Андрея Портнова, а основной целью судебных процессов является необходимость публичного опровержения клеветы, распространяемой ГПУ.

Українські новини, 13 січня 2015 року

Довідка щодо Національного антикорупційного бюро

Детальніше

Миграционная инструкция депутата

В сегодняшнем парламенте часто происходят ситуации, когда лидеры политических сил перешли от задекларированных на выборах принципов в неадекватное или необратимое состояние и уже не являются авторитетами даже для собственных депутатов.

Примерами может быть что угодно. Существенные просчеты правительства в экономической и социальной политике, коррупция, отсутствие задекларированных реформ, цинизм повседневного поведения собственных лидеров и другие.

Рядовые же депутаты вынуждены нести политические риски вместе с лидерами собственных политических сил, иногда находящимися уже на недосягаемой понимания орбите.

В свою очередь, лидеры парламентских политических сил пытаются удерживать таких депутатов историями об императивном мандате и о лишении депутатского статуса в случае нарушения партийной дисциплины.

Бытует и мнение, что если депутат не согласен со своей политической силой, он должен добровольно сдать мандат. Отчасти это имеет право на жизнь, но часто бывает, что именно депутат остается верным задекларированным принципам, а лидеры политической силы их нарушают.

На самом же деле свободная миграция депутатов не влечет за собой лишение мандата и в нынешних политических условиях может быть остро необходимой для скорейшей смены власти в стране.

На сегодняшний день переформатирование парламентской коалиции возможно еще не созрело, но нижеперечисленные тезисы в будущем помогут депутатам смелее принять решение об изменении коалиции и смене правительства.

Правовая история последнего десятилетия имела разные этапы применения норм об императивном мандате, включая взаимоисключающие решения Конституционного суда и судов общей юрисдикции.

Но анализ сегодняшнего дня показывает, что в соответствии со ст. 81 Основного Закона Украины в случае невхождения народного депутата Украины, избранного от политической партии в состав депутатской фракции этой политической партии или выхода народного депутата Украины из состава такой фракции его полномочия прекращаются досрочно только на основании закона по решению высшего руководящего органа соответствующей политической партии со дня принятия такого решения.

Здесь необходимо сказать, что в Украине отсутствует закон, который бы предусматривал порядок, сроки и процедуры досрочного прекращения полномочий народного депутата Украины при наступлении обстоятельств, предусмотренных этой статьей Конституции Украины, поэтому механизм лишения депутата мандата не может быть применен.

Кто-то может сказать, что такой закон можно принять в будущем. Но это уже не будет иметь никакого значения. В случае принятия такого закона после того, как народные депутаты примут решение о выходе из депутатских фракций, закон не может быть применен к ним поскольку это будет обратное действие закона во времени, которое прямо запрещено ст. 58 Конституции Украины.

Конституционный Суд Украины в решении № 3-рп/2001 сформулировал правовую позицию, согласно которой принцип необратимости во времени законов и других нормативно-правовых актов значит, что их действие не может распространяться на правоотношения, которые возникли и закончились до вступлению в силу правового акта.

Что же касается будущего, то здесь для депутатов также нет никакой юридической опасности. В связи с евроинтеграционным трендом правящего сегодня политического режима реализация этих планов невозможна из-за наличия следующих международных стандартов:

В Резолюции 1755 (2010) Парламентская Ассамблея Совета Европы отметила, что императивный мандат, введенный конституционными изменениями 2004 года, противоречит европейским стандартам.

В Резолюции 1549 (2007) Парламентская Ассамблея Совета Европы предусмотрела, что отзыв депутатов политическими партиями (“императивный мандат”) является неприемлемым в демократическом государстве.

В Резолюции 1466 (2005) Парламентская Ассамблея Совета Европы заметила, что отдельные конституционные нормы содержат положения, которые Венецианская Комиссия неоднократно признавала неотвечающими принципам демократии и верховенства права, в частности относительно императивного мандата. Аналогичная по содержанию позиция отображена и в пункте 11 Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1364.

Европейская Комиссия “За демократию через право” (Венецианская Комиссия) также неоднократно излагала свою негативную оценку существованию в Украине императивного мандата.

Так, в Выводе CDL – AD (2003) 19 от 15 декабря 2003 года Венецианская Комиссия отметила, что привязка мандата народного депутата к членству в парламентской фракции партии или блока партий нарушает независимость депутатов, учитывая то, что члены парламента должны представлять народ, а не свои партии. Более того, такая норма может поставить партии над избирателями, которые сами не имеют возможности упразднить парламентский мандат, которым депутат наделяется на выборах.

В Выводе CDL – AD (2005) 015 от 13 июня 2005 года Венецианская Комиссия также заметила, что положения относительно народных депутатов не должны связывать отдельного депутата с членством в парламентской фракции партии, тем самым нарушая его свободный и независимый мандат.

В Выводе CDL – AD (2007) 031 от 22 октября 2007 года Венецианская Комиссия отметила, что императивный мандат разрушит свободу депутатов, которые будут обязаны действовать в соответствии с решениями, принятыми высшим органом их партии, если они не хотят быть лишены своих полномочий. Хотя власть партии явно будет усилена, не должно оставаться незамеченным то, что даже необходимость повышения партийной дисциплины не оправдывает ввода императивного мандата. Более того, такое решение не дает возможность депутатам свободно общаться с избирателями и соответственно реагировать на изменения общественной мысли.

Несоответствие императивного мандата принципам европейского демократического конституционализма отмечается и в общем Выводе Венецианской Комиссии CDL – AD (2009) 027 от 16 июня 2007 года, посвященному анализу правовой природы императивного мандата.

Считаю, что все вышеперечисленное дает депутатам легальную возможность образовывать новые депутатские объединения, которые могут стать субъектами другого коалиционного соглашения и формирования нового правительства.

Обозреватель, 11 января 2015 года

Стимулирование хаоса

Сегодня один из членов правительства заявил, что государство будет всячески способствовать любым общественным инициативам, которые будут бороться за очищение Украины от реликтов тоталитарного прошлого.

Это публичное заявление сделано фактически для поощрения массового сноса памятников советского прошлого.

Напомню, что снос этих памятников сопровождается нарушениями общественного порядка, массовыми беспорядками, а иногда и кровопролитием.

Ключевым эффектом от сноса памятников являются #‎PR-кампании радикальных организаций, самолюбование лидеров провластных политических сил и псевдогеройство отдельных политических лидеров.

Так как снос памятников уже поддержали и #‎Президент Украины  и члены правительства, отвечающие и за безопасность и за культуру, то власть могла бы найти и более оригинальный способ урегулирования этого вопроса, чем стимулирование массовых беспорядков.

Например, вместо поощрения ночных вылазок душевно больных активистов, власти ничего не мешает принять #‎закон, которым обязать конкретные органы в конкретные сроки демонтировать советские памятники.

Власть имеет все инструменты установить порядок проведения этих действий, координацию соответствующих служб и способы обеспечения общественного порядка.

Но тогда именно власть возьмет на себя за это политическую ответственность, а все процедуры будут проходить в строгом соответствии с законом и надлежащим обеспечением общественной безопасности.

P.S. Я являюсь противником советских символов и советской идеологии, но считаю, что исторические вопросы должны решаться местными громадами эволюционным путем.

Суть же моего предложения состоит в том, чтобы все происходило в соответствии с законом и с четкой политической ответственностью конкретных политиков и политических сил за исторические решения.

Любые же хулиганствующие группировки должны переехать в места, предназначенные для принудительного перевоспитания, а не стимулироваться властью с телевизионных экранов и порождать дальнейший хаос.

Обозреватель, 11 января 2015 года

Привет Генеральному прокурору из Интерпола

Все эти праздничные январские дни я чувствовал себя немного неловко, потому как не сказал ни одного доброго слова и не сделал никакого новогоднего подарка украинскому политическому начальству.

Такая безысходность и постлюстрационная незанятость мотивировали меня провести небольшую европейскую рекогносцировку по выдающимся местам.

Так как музеи и театры – это пока не мой конек, то прогулка вокруг Главной штаб-квартиры Интерпола во французском городе Лион показалась мне более перспективной с евроинтеграционной точки зрения.

Прогулка сопровождалась пронизывающим меня беспокойством, не соскучились ли здесь, в Лионе, за кем-то из наших новых правителей и как они здесь, в Интерполе, вообще поживают.

Человеколюбие и гуманизм усилили во мне уверенность, что нужно заранее переживать о своих политических оппонентах, потому как нельзя исключить, что здесь давно ждут и скучают за нашими украинскими хунтятами.

Ну, а само место хорошее и офис у Интерпола солидный. Поэтому я спокоен, у наших хорошая перспектива, разыскивать их будут из приличного места.

ПУБЛИЧНЫЕ ОБЕЩАНИЯ ПРАВЯЩИХ ПОЛИТИКОВ, НЕ НАШЕДШИЕ СВОЕГО ОТРАЖЕНИЯ В ПРЕЗИДЕНТСКОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ “ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВА НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД”

Детальніше

АНАЛІЗ ОКРЕМИХ ПОЛОЖЕНЬ ПРЕЗИДЕНТСЬКОГО ЗАКОНОПРОЕКТУ “ПРО ЗАБЕЗПЕЧЕННЯ ПРАВА НА СПРАВЕДЛИВИЙ СУД”

Детальніше

ОБРАЩЕНИЕ ИНСТИТУТА ПРАВОВЫХ РЕФОРМ К ЕВРОПЕЙСКИМ СТРУКТУРАМ В СВЯЗИ С ВНЕСЕНИЕМ ПРЕЗИДЕНТОМ УКРАИНЫ В ПАРЛАМЕНТ ЗАКОНОПРОЕКТА О ПРАВЕ НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД (АНГЛ.)

Детальніше

ОБРАЩЕНИЕ ИНСТИТУТА ПРАВОВЫХ РЕФОРМ К ЕВРОПЕЙСКИМ СТРУКТУРАМ В СВЯЗИ С ВНЕСЕНИЕМ ПРЕЗИДЕНТОМ УКРАИНЫ В ПАРЛАМЕНТ ЗАКОНОПРОЕКТА О ПРАВЕ НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД

Детальніше

Андрій ПОРТНОВ © 2017. Всі права захищені