Министерство внутренних дел Украины через год после трагических событий официально сообщило, что активисты ‪#‎Майдан‬’а Сергей Нигоян и Михаил Жизневский были убиты неизвестными с целью эскалации конфликта на Майдане.

http://www.segodnya.ua/

Не скрою, я удивлен, что ‪#‎МВД‬ сделало это невыгодное для действующей власти заявление, отбросив уже привычную политизацию этой трагедии.
Это именно та версия, на которой я настаивал на совместных переговорах с лидерами оппозиции в январе 2014 года.
Именно из-за такой постановки я вошел в жесткий и непримиримый конфликт на тот момент с членом этой переговорной группы Виталием ‪#‎Кличко‬, которого правоохранительные органы так и не смогли допросить по фактам этих событий из-за его отказа.
Я настаиваю, что именно в отношении его людей правоохранительные органы Украины имели достаточные оперативно-технические данные и улики о причастности к этим преступлениям.
Думаю, что появление такой версии со стороны МВД даже через год поможет восстановить истину оперативным и следственным путем. Главное, что власть впервые перестала однозначно утверждать, что эти убийства совершили их предшественники.
Я убежден, что сегодня это и многие другие преступления 2014 года не раскрываются по одной причине. Действующей власти нужно будет привлекать к ответственности членов собственной команды.
И уверен, что личную ответственность за организацию сокрытия этих преступлений несет действующий Генеральный прокурор Украины.
Но придет время, когда другой Генеральный прокурор Украины восстановит почасовую хронологию тех трагических событий, а этот прокурор сядет на скамью подсудимых.
P.S. Три дня назад я обратился к ‪#‎ГПУ‬ с предложением допросить меня по интересующим следствие вопросам, включая события на Майдане.
Здесь ходатайство: http://portnov.com.ua/wp-content/uploads/2015/01/klopot_dopyt.pdf
Ответа пока нет. Напоминаю органам прокуратуры, что в ‪#‎УПК‬ давно существует процедура видеоконференций, которая была уже тысячи раз применена в Украине. Бывают и другие возможности, описанные в моем ходатайстве.

Обозреватель, 26 января 2015 года