Андрій ПОРТНОВ

політик

офіційний сайт

Меню Закрити

Еврограбли в эстафете

В 2010 году наша юридическая команда осуществляла комплекс мер по разработке и имплементации одного из блоков судебной реформы – закона о судоустройстве и статусе судей.

Европейское же сообщество в форме резолюций #ПАСЕ, выводов Венецианской комиссии, решений #ЕСПЧ и визитов европейских послов активно сигнализировало, что нельзя принимать #закон, а нужно сначала принять именно изменения в Конституцию.

Европейцы настаивали, что именно в Конституции необходимо заложить основные механизмы, принципы и очертания судебной системы, чтобы иметь сбалансированный путь к дальнейшему изменению законов. Но наша юридическая группа и я в частности исходили из того, что для Конституции в парламенте у нас нет 300 голосов, а закон – это гораздо больше, чем ничего. Реформа нужна была очень быстро, а #Конституция – это когда-нибудь позже.

После внесения законопроекта о судоустройстве в #парламент мы сразу получили острую критику из #ЕС и Совета Европы, а авторитетные европейские организации констатировали следующее:

В подпункте 7.3.5 пункта 7.3 Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1755 (2010), ПАСЕ “считает, что без внесения изменений в Конституцию Украины будет невозможно реформировать судебную власть в соответствии с европейскими стандартами и ценностями”.

В подпункте 6.5 пункта 6 и пункте 13 резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1862 (2012) ПАСЕ “еще раз подтверждает свою позицию, что невозможно провести необходимые для Украины реформы без реформирования Конституции”.

В пункте 12 резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1974 (2014), что Ассамблея ожидает, что украинская власть сможет реализовать далеко идущие реформы, в том числе конституционное, чтобы выполнить свои обязательства перед Советом Европы.

В пункте 119 Заключения Венецианской Комиссии CDL-AD (2010) 003 от 16 марта 2010 года, что “Комиссия рекомендует не ограничивать судебную реформу уровнем законодательства, а провести глубокую конституционную реформу с целью закладки крепкого фундамента современной и эффективной судебной системы в полном соответствии с европейскими стандартами “.

В пункте 5 Заключения Совета Европейского Союза относительно Украины от 23 июня 2014, что Европейский Союз призывает украинские власти продолжать реформаторские усилия, в том числе в направлении конституционной реформы и реформы судебной системы, а также призывает активизировать усилия в этом направлении.

Докладчик Парламентской Ассамблеи Совета Европы по Украине М.Репс заявила, что согласно позиции ПАСЕ “первым шагом украинской власти должна стать конституционная реформа, которая является отправной точкой для большинства других реформ”.

Решение ЕСПЧ по делу “Волков против Украины”, которое украинская власть не исполняет несмотря на то, что сам Александр Волков трудится начальником судебного подразделения в президентской администрации, также предписывает изменить Конституцию и даже делегитимизирует Высший совет юстиции, так как его конституционная конструкция противоречит европейским стандартам.

Вместе с тем, действующая украинская власть, уже почти год повсеместно декларирует судебную реформу именно в форме принятия закона, чем переносит на годы изменение положений, которые можно поменять только Конституцией. #Премьер-министр, #министр юстиции, парламентская #коалиция и #администрация Президента уже сделали десятки заявлений на эту тему и все же решили вносить в парламент именно закон, а не изменения в Конституцию.

В итоге вчера и #Президент Украины заявил, что сначала необходимо принять закон, чем фактически отказался от рекомендаций европейских институций. Следует также отметить, что судя по заявленным срокам внесения законопроекта в парламент, власть не собирается направлять его и на экспертизу в Венецианскую комиссию, что всегда делала даже предыдущая #власть.

Переводя на человеческий язык, инициатива власти не имеет никакого отношения к евроинтеграции и это один из первых случаев, когда реформу можно считать провалившейся еще до ее начала.

P.S. Количество противоречий законодательных инициатив украинских властей европейским принципам и стандартам уже делает невозможным реализацию намерений власти по переаттестации, люстрации и другим формам репрессий против судей. Созданный нами Институт правовых реформ подготовил системный план защиты украинской судебной системы от правового геноцида со стороны правящего политического режима. В ближайшие месяцы это будет набор экспертных, политических и информационных мероприятий, направленных на возникновение доходчивых и авторитетных сигналов европейских институций в адрес украинской политической верхушки.

Стратегия смены украинской власти состоит в том, что с доморощенными евроинтеграторами должна бороться сама Европа.

Обозреватель, 25 декабря 2014 года

Приснился плохой антигосударственный сон

Сегодня мне приснился страшный сон, после которого хотелось задержать самого себя по ст. 109 #‎УК Украины.

Краткое содержание такое.
Привиделось, что после резкого падения доверия граждан к исполнительной и законодательной власти, люди постепенно увеличили количество протестов, пикетов и массовых акций, иногда переходящих в повсеместные нарушения общественного порядка и массовые беспорядки.

Конфликты внутри #‎парламент‘ской коалиции и между членами правящей политической команды, включая высших должностных лиц, перешли в плоскость тихих, но уже непримиримых противоречий. Как следствие, власть начали через раз слушать на местах, а маленькие чиновники стали фрагментарно исполнять поручения больших.

Сотрудники милиции стали неохотно защищать административные здания и разнообразных начальников, ведь только за последний год их десятки раз унижали, расследовали, арестовывали и разукомплектовывали. Им много раз говорили, что нельзя близко к сердцу принимать #‎закон о милиции, когда на тебя нападают с цепями или оружием, поэтому они четко усвоили, что не нужно защищать власть и сильно напрягаться в интересах чиновников при массовых столкновениях.

На фоне разбалансирования институтов государственной власти заметно сгруппировались, консолидировались и объединились судьи, в отношении которых за последний год властью применялась скоординированная политика правового геноцида, унижений, оскорблений, угроз, реформ и люстраций.

Власть так и не смогла справиться с люстрационными процедурами и после решения Венецианской комиссии, судьи начали массово восстанавливать друг друга в должностях, ссылаясь на европейские принципы, стандарты и решения #‎ЕСПЧ.

Ослабление, маргинализация и недоверие к власти усилили #‎суд и к этому времени на своих должностях в судебном порядке начали постепенно восстанавливаться незаконно уволенные судьи Конституционного суда Украины, члены Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей предыдущего состава.#‎ВСЮ#‎ВККС

#‎КCУ приступил к рассмотрению всего, что накопилось за год, начиная от Конституции, возвращенной в феврале 2014 года, заканчивая вопросами внешнеполитического курса и люстрации.

Одновременно в регионах и центре начали восстанавливаться прокуроры, незаконно уволенные нелегитимным и.о. Генерального прокурора Украины в феврале-марте этого года.

В это же время, государственный аппарат начал массово бойкотировать поручения своих руководителей, так как в суды от восстановленных прокуроров поступили первые ходатайства об аресте представителей действующего политического режима.

После первых судебных санкций об аресте ключевых фигурантов правящей верхушки, началась новая волна эмиграции чиновников, длительные отпуска и продолжительные болезни за границей.

Законным и незаконным воинским формированиям стало выгодно воспользоваться восстанавливаемыми в судах чиновниками для быстрейшего смещения правящей власти. Интересы некоторых олигархов и добровольческих батальонов совпали с интересами оппонентов режима.

После первых арестов и эмиграций стал вопрос о новых выборах в связи с отсутствием в стране избранных руководителей и большого количества депутатов.

Народные трибуналы и несудебные расправы распространились на депутатов, грубо нарушивших процедуры голосования на пленарном заседании 16 сентября, когда был принят пакет новых диктаторских законов, по своей силе затмевающих даже законы от 16 января.

После всего этого прошли выборы, началось восстановление экономики и постепенное возвращение потерянных украинских территорий.

Созданные Государственное бюро расследований и Национальное антикоррупционное бюро восстановили реальную хронологию событий на Майдане в начале 2014 года и выявили многочисленные факты коррупции и воровства в высших эшелонах власти.

P.S. Хорошо, что это к нашей стране не относится, потому что у нас сейчас так хорошо, как не было никогда. Вот такой страшный сон.

Обозреватель, 22 декабря 2014 года

А вы друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь

Президентская администрация в очередной раз задекларировала необходимость судебной реформы и борьбы с коррупцией в судебной системе, анонсировав новый остросюжетный поворот в борьбе с судебной системой и судьями.

http://www.pravda.com.ua/rus/news/2014/12/19/7052624/
На этот раз для наведения новых порядков создадут специальное подразделение, которое займется судьями.

В то же время, уже десять месяцев новый политический режим вводит многочисленные ноу-хау в судебной системе.
Очищение, люстрация, создание новых реформаторских комиссий и групп, борьба с коррупцией, ликвидация судебных специализаций и кассационных судов,
усиление полномочий одних судебных органов и ослабление других, увольнение членов высшего совета юстиции и высшей квалификационной комиссии судей, назначение новых, вмешательство в проведение съездов судей, попытки привлечь судей к уголовной ответственности, создание специальных правоохранительных подразделений для борьбы с ними, их физическое запугивание, уменьшение зарплат судей и работников аппаратов судов, резкое уменьшение бюджетного финансирования и другие инициативы.

Вместе с тем, пора констатировать, что уже давно нет никого из предыдущей власти и полную ответственность за положение дел в этой сфере несет правящий политический режим.
За десять месяцев можно было внести в парламент хоть какую-нибудь результативную инициативу. Но ничего нет.

Поэтому власти пора обратиться к Ивану Андреевичу Крылову. В каждой его басне можно прочитать о себе и своей реформе.

Обозреватель, 19 дерабря 2014 года

ВО ВРЕМЯ МАЙДАНА ЛЮДИ ИЗ ВЛАСТИ ФИНАНСИРОВАЛИ ЭКСТРЕМИСТОВ

В разгар Майдана он стал первым заместителем главы Администрации президента и вошел в рабочую группу от госвласти, которая вела переговоры с оппозицией. Поэтому мало кто знает о действиях власти зимой 2014 года, их причинах и последствиях больше, чем Андрей Портнов.

Текст: Дмитрий Коротков

— В чем, на ваш взгляд, причины Майдана?

— Майдан был следствием череды ошибок власти. Но самая глобальная — нежелание делить власть с оппонентами. По большому счету еще в 2013 году, до Майдана, имело смысл привлечь оппозицию, чтобы разделить с ней ответственность за выбор геополитического курса. В декабре 2013-го цена была уже чуть выше: отставка отдельных лиц и вовлечение оппозиции. А дальше цена росла в геометрической прогрессии: в январе надо было уже половину власти отдавать, а в феврале — две трети. Это в начале февраля. А 20-21-го уже президенту нужно было подавать в отставку, отдавая почти все. И даже при этих раскладах Партия регионов осталась бы влиятельной оппозицией. Но жажда власти, неадекватное восприятие ситуации и несистемность, фрагментарность принятия решений привели к катастрофическим последствиям.

— Но ведь переговоры с оппозицией были. Яценюку, например, предлагали пост премьера.

— Не было желания довести их до компромиссных решений. Причем с обеих сторон. Нельзя забывать, что Майдан был организован руководителями нынешней власти. Они же организовали вооруженный переворот в 20-х числах февраля и массовые убийства украинцев на Майдане. Ими двигали жажда власти и стремление заполучить любой ценой контроль над перераспределением финансовых потоков и природных ресурсов в стране. А обычные граждане объективно хотели перемен. Этим и воспользовались лидеры тогдашней оппозиции. Плюс одной из проблем было то, что радикалов финансировали не только международные неправительственные организации, но и официальная украинская власть.

Деньги, которые являлись результатом клептомании отдельных руководителей, использовались для финансирования радикальных политических организаций. Власть думала, что таким образом их контролирует. Финансируя, она находилась с ними в диалоге. Были специальные высшие должностные лица, которые коммуницировали с экстремистами. Я это считал высшей степенью глупости и бездарного государственного управления, но смежники воспринимали это как мудрое политическое решение. Радикалы же на эти деньги сразу закупали для своих региональных организаций обмундирование. Оружие не приобретали, потому что к тому моменту было уже немало ограбленных управлений СБУ и МВД на Западной Украине, а потому тратить деньги на него смысла не было. Оперативно-технические данные, которые спецслужбы предоставляли руководству страны, показывали, что эти деньги используются для укрепления радикальных организаций.

— Речь идет исключительно о периоде Майдана?

— Активная фаза финансирования радикальных элементов со стороны действовавшей в тот момент госвласти проходила в январе 2014 года.

— Вы входили в рабочую группу по переговорам с оппозицией. Контакты с представителями Запада также были на вас?

— Было много встреч с комиссарами ЕС и послами западных стран, конгрессменами из США. Однако это были протокольные встречи, на которых «высказывалась озабоченность». Одновременно эти же политики приходили на Майдан и легализовывали действия экстремистски настроенных активистов. Например, было очевидно, что в захваченном здании КГГА есть склад оружия. Это была «офшорная» зона, куда власть добраться не могла. Власть обвиняла активистов в хранении оружия, но активисты это отрицали. Как эта ситуация разрешилась? Туда пришли посол США и посол ЕС, побыли в здании около пяти минут, после чего сделали заявление, что в здании оружия нет. Как они это определили? Делали обыск с понятыми? Понятно, что это было политическое заявление, но его следствием стала легализация «офшорной» зоны.

— Вы высказывали им свое мнение относительно необъективности позиции Запада?

— Не только я. На всех встречах они слушали альтернативную точку зрения, но их это не интересовало. Понятно было, что они взяли курс на смещение власти.

 

Вести  №41(59), 21-27 ноября 2014

Андрій ПОРТНОВ © 2019. Всі права захищені