1. Мера пресечения, в том числе в виде содержания под стражей, – это не наказание лица, как его часто воспринимают, а лишь временная мера, которая применяется с целью предотвратить совершение других преступлений, уклонение и препятствие расследованию или правосудию.

Следует отметить, что речь в данном случае идет не о лицах, которые признаны судом виновными в совершении преступлений, а о лицах, которых только подозревают в этом, и участвуют в досудебном расследовании. Согласно презумпции невиновности такие лица являются невиновными, пока  приговором суда не будет установлено обратное.   

Содержание под стражей является исключительной и наиболее строгой мерой пресечения, которую можно применять только в крайних случаях, когда доказаны обоснованность подозрения в совершении преступления, наличие определенных рисков, а также то, что другие меры пресечения будут недостаточными.

Основополагающим является правило, согласно которому принадлежность преступления, в котором подозревается лицо, к определенной категории или тяжесть наказания за это преступление не могут быть единственным основанием для заключения под стражу лица или невозможности применения к нему других мер пресечения.

Содержание под стражей лиц, конечно, удобно для правоохранительных органов, поскольку упрощает им работу и дает инструменты давления на подозреваемых, однако, такое «удобство» не имеет ничего общего с эффективностью расследования и стандартами соблюдения прав человека. 

2. УПК Украины от 13.04.2012 содержит нормы об обязанности суда при применении меры пресечения в виде содержания под стражей определить размер залога, достаточного для обеспечения выполнения лицом процессуальных обязанностей (за исключением определенных случаев: по преступлениям, совершенным с применением насилия или угрозой его применения; по преступлениям, которые повлекли гибель человека; в отношении лиц, которым уже избиралась мера пресечения в виде залога, однако была нарушена ими).

Указанные положения не просто соответствуют европейским стандартам, рекомендациям экспертов и практике Европейского суда по правам человека, а полностью построены на них.

Так, согласно Рекомендации Rec (2006) 13 Комитета Министров государствам-участникам о применении содержания под стражей, об условиях, в которых оно должно осуществляться, и о мерах по предупреждению злоупотреблений:

- с точки зрения презумпции невиновности и презумпции в пользу освобождения от содержания под стражей лица, подозреваемого в совершении правонарушения, содержание под стражей должно быть исключением, а не правилом (пп.1 п.3);

- в законе не должно быть обязательного требования, чтобы лицо, подозреваемое в совершении правонарушения, (или определенная категория таких лиц) должны содержаться под стражей (пп.2 п.3);

- в отдельных случаях содержание под стражей должно применяться только если это крайне необходимо и в качестве последней меры; оно не должно применяться в карательных целях (пп.3 п.3);

- во избежание неоправданного применения содержания под стражей, должен существовать широкий перечень альтернативных, менее ограничительных мер, с учетом поведения подозреваемого лица (п.4).

 – лицо может содержаться под стражей, только когда, помимо прочего, нет никакой возможности применить альтернативные меры, чтобы предотвратить бегство, совершение серьезного правонарушения, вмешательство в правосудие, создание серьезной угрозы общественному порядку (п.7).

Поощрение широкого применения альтернатив содержания под стражей также содержится в приложении к Рекомендации № R (99) 22 Комитета Министров государствам-участникам по переполненности тюрем и росту количества заключенных (статья 10). Поскольку содержание под стражей направлено на облегчение отправления правосудия и обеспечение безопасности общественного порядка, это означает, что оно не должно использоваться в карательных целях.

Практика Европейского суда по правам человека полностью подтверждает вышеприведенные тезисы и указывает на необходимость широкого применения альтернативных заключению мер пресечения.

Например:

- Решение о содержании любого под стражей не может основываться лишь на прошлом подозреваемого лица или на том, что определенные преступления возможно были совершены (например, решение по делу Caballero v United Kingdom, 08.02.2000);

- Суд неоднократно отмечал, что, хотя суровость наказания является определяющим элементом при оценке риска уклонения от правосудия или совершения новых преступлений, необходимость дальнейшего лишения кого-то воли нельзя оценивать с исключительно абстрактной точки зрения, принимая во внимание только тяжесть преступления (Mamedova v Russia, 01.06.2006);

- Суд указывает, что опасность уклонения от правосудия нельзя оценивать только в зависимости от суровости возможного наказания; ее надо определять с учетом ряда других релевантных факторов, которые могут подтвердить наличие опасности сокрытия от правосудия …    (W v Switzerland, 26.01.1993);

 – Суд постоянно повторяет, что хотя суровость возможного наказания является значимым элементом при оценке риска уклонения от правосудия или совершения новых преступлений, тяжесть обвинения сама по себе не может служить оправданием длительных сроков предварительного заключения … (Kauczor v Poland, 03.02.2009).

3. Кроме того, следует напомнить о беспрецедентно положительном заключении экспертов Совета Европы (DG I (2012) 2 от 10.05.12) относительно положений УПК Украины с точки зрения их соответствия европейским стандартам.

В указанном Заключении, в частности, указано, что Кодекс «создает надлежащие условия для обеспечения прав обвиняемого, не препятствуя при этом привлечению преступников к ответственности и учету законных интересов жертв преступлений. Принятие Кодекса может действительно считаться введением прочной основы для создания честной, справедливой и эффективной системы уголовного судопроизводства ».

При анализе положений УПК Украины, европейские эксперты положительно оценили, в том числе и положения Кодекса о необходимости максимального использования альтернативных мер пресечения.

http://www.president.gov.ua/docs/AdoptedCPCAnalisysfinal3Ukr.pdf

4. Также можно вспомнить и о множестве положительных оценок УПК Украины, озвученных высокопоставленными официальными лицами европейских институций, в которых, помимо прочего, также исключительно положительно оценивается факт уменьшения количества лиц, находящихся под стражей:

1) “продолжается успешная имплементация Уголовного процессуального кодекса, который был принят по рекомендации Совета Европы. Украина учла почти 100% наших рекомендаций по Уголовно-процессуальному кодексу, результатом чего стало сокращение вдвое количества заключенных в 2013 году по сравнению с 2012 годом.”  - Генеральный секретарь Совета Европы Т.Ягланд в выступлении перед Парламентской ассамблеей Совета Европы 2 октября 2013;

http://ua.interfax.com.ua/news/general/169258.html ;

http://zib.com.ua/ua/42359-gensek_radi_evropi_turbyorn_yagland_pro_ukrainski_reformi.html

2) «Новый Уголовный процессуальный кодекс Украины – один из лучших в Европе, однако требует 100-процентной имплементации» – председатель директората по правам человека Генерального директората по правам человека и верховенства права Совета Европы Кристос Джиакумопулос;

http://www.radiosvoboda.org/content/article/25153088.html

http://zib.com.ua/ua/59268-ukrainskiy_kpk_nazvali_kraschim_u_evropi.html

http://dt.ua/UKRAINE/rada-yevropi-nazvala-kriminalno-procesualniy-kodeks-ukrayini-odnim-z-naykraschih-131037_.html )

3) «В любом случае, могу вас заверить, что этот УПК – чрезвычайно современный инструмент по сравнению с аналогичными законами, которые работают в других государствах – членах СЕ. Думаю, многие из этих стран предпочли бы иметь такой же УПК, как ваш» – председатель директората по правам человека Генерального директората по правам человека и верховенства права Совета Европы Кристос Джиакумопулос;

http://zib.com.ua/ru/43885-direktor_direktorata_po_pravam_cheloveka_se_venecianskaya_ko.html

4) «… Подготовка и внедрение УПК может служить примером положительного влияния тесного сотрудничества Украины с Советом Европы, обеспечивая соответствие нового законодательства высоким международным стандартам. Кодекс стал важным шагом на пути реформирования системы уголовной юстиции и заложил прочную правовую базу для полного выполнения Украиной обязательств по Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод.» – Посол, Глава Представительства Европейского союза в Украине Ян Томбинский на международной конференции по УПК Украины, которая 30 октября 2013 года состоялась в ВСУ).